Пелагея: «Засиделась я в красном кресле.»

На гастролях в Омске знаменитая фолк-рок-певица Пелагея рассказала в интервью корреспонденту телеканала «Продвижение» Ольге Долгих о сложностях работы с детьми и своей нелюбви к музыкальным конкурсам, а также о том, почему она отдала предпочтение народным песням и чем пожертвовала ради проекта «Голос»..

Накануне своего концерта в Омске Вы посетили матч хоккейной команды «Авангард», причём были в майке Максима Гончарова, тем самым породив массу слухов…

Я дружу с девушкой Максима и поэтому надела его майку. Вообще у меня много друзей-хоккеистов, так сложились обстоятельства. Хорошие ребята играют в хоккей. Настоящих мужчин мало, и в хоккее они есть. Так что слухам не верьте, я за спорт (смеётся).

Вы такая молодая, а уже наставница для участников проекта «Голос». Как ощущаете себя в этой роли?

Это ответственное мероприятие, и я не ощущаю себя учителем, педагогом. Я очень много раздумывала, прежде чем принять предложение участвовать в детском «Голосе», потому что это шоу, у которого определённые чёткие правила. То, что сложно делать с взрослыми людьми, с маленькими ещё тяжелее. Именно в эмоциональном плане, а не в творческом. Но эта работа — большое удовольствие: это маленький человечек, но в нём удивительно взрослая душа.

У меня в Омске родственников нет, но есть душевный родственник, прекрасный Родион Трусов, из первого сезона, из моей  команды. Он, кстати, был у меня на концерте. У него такие глаза. Он уже вымахал, а глаза остались те же, и там столько света, столько мудрости в них. Я два года нахожусь в контексте детского «Голоса» и понимаю, что это удивительные дети, люди новой формации — они свободные, бесстрашные, талантливые.

Я не ощущаю себя несущей миссию, но понимаю, что могу им в чём-то помочь, потому что я сама с трёх лет на сцене, и своим опытом могу так или иначе быть полезной им на этом этапе пути.

Как Вы относитесь к тому, что дети должны проводить своё детство на постоянных кастингах, каждый раз доказывая, что они талантливы и перспективны?

Если они сами хотят этого, а не родители пытаются свои несбывшиеся амбиции удовлетворить, то хорошо. Опять же у детей тоже разные цели. Я своим ребятам из команды как детского, так и взрослого «Голоса» всегда говорила: «Ребята, давайте, чтобы у нас была история про искусство, а не про конкурс, не про то, что я громче пою, значит, я лучше». Думаю, что Эго в искусстве это не туда. Может быть, я сужу по отношению к себе, мне лично никогда не хотелось ничего никому доказывать.

Но Вам тоже приходилось доказывать, или Вам в радость были концерты и выступления?

…и соревноваться. Я люблю фестивали, а не конкурсы. Мне ближе история, когда люди делятся энергией, не завидуя друг другу и не конкурируя. Творчество это не спорт.

pelageya 1

У Вас очень ответственная миссия на проекте, ведь перед кем-то Вы распахиваете двери, а перед кем-то закрываете, и, возможно, навсегда. Кто-то из участников просто не захочет испытывать судьбу второй раз. Не боитесь ошибиться с выбором?

Я к этому так не отношусь. У меня был единственный конкурс в моей жизни, и ничего. Конкурс не главное в жизни, а в профессии музыканта тем более. Я не думаю, что вершу судьбы, у меня нет этой важности. От себя я её не чувствую, потому что знаю, что жизнь там не заканчивается. Люди не всегда помнят победителя, и творческая жизнь начинается потом. Она не в доказательстве своего величия, а в ежедневной работе над собой и любви к искусству, а не к себе в искусстве. А когда ты не можешь не заниматься музыкой, значит ты на правильном пути. Если ты можешь заниматься чем-нибудь ещё, можно заниматься тогда чем-нибудь ещё.

pelageya 2

Следите за будущим своих воспитанников?

Да, конечно, мы стараемся общаться. Понятно, что это не ежедневно происходит, и я не выступаю продюсером и дальше. Но каждый ребенок и каждый взрослый навсегда остаётся для меня человеком, с которым мы прошли серьёзный эмоциональный путь. С кем-то длиннее, с кем-то короче, но это незабываемая история, как для них, так и для меня.

Какое будущее у участников и победителей проекта «Голос»? Мы знаем, что каждый год «звёзды» загораются, но уже через год гаснут. Как удержаться на музыкальном небосклоне?

Я сама этого не знаю. Нет одного секрета успеха, который был бы един для всех. Я думаю, в первую очередь — это Божье провидение, которое невозможно предугадать. Нужно трудиться и стараться правильно жить, а как сложится, одному Богу известно, может и не надо тебе быть артистом. Мне кажется, у всех у нас есть своя задача: кто-то может стадионы собирать, кто-то также пригодится, но более узкому кругу близких людей. И непонятно, кто важнее.

Как понравиться публике? Вы всё-таки работаете «на зрителя» или предпочитаете исполнять то, что Вам больше по душе?

Публика всё чувствует, и когда ты перед ней начинаешь заигрывать и лебезить, то она не ответит тебе искренностью. А  мне кажется, что именно в этом взаимообмене самое сакральное, что есть в творчестве. Для меня очень важна связь, эти самые сильные эмоции, которыми я живу. В моей жизни это самое важное, что у меня есть. Это незабываемые вещи.

Никогда не хотели оставить фолк и заняться попсой, например?

Нет. Иногда бывают мысли о сайд-проектах, но в целом я никогда себя не ограничивала и не пела исключительно народные песни. Всегда занималась обработками, и в руках ребят из группы «Пелагея» чувствую себя абсолютно комфортно. Этническая музыка обладает удивительной энергетикой, которой не обладает никакая другая. Это моя славянская праженщина, которая есть во мне, и она чувствует себя абсолютно свободно, исполняя именно эту музыку.

Из участников проекта никому не рекомендуете петь в народном стиле?

Если человек сам этого хочет, я, естественно, стараюсь поддерживать, потому что вижу всё больший интерес у молодёжи к народному пению. Стали меньше говорить: «Ой, стыдно, стыдно, стыдно, это же для бабушек, и не интересно». И сейчас сказать, что ты слушаешь народные песни не так уж и неудобно. Для меня важно. Когда я была маленькая, я часто слышала: «Фу, ты поешь народные песни, это же не классно, а вот это классно!».

Вы и сейчас слышите немало критики в свой адрес за то, что ваша этномузыка не аутентичная?

Мне, если честно, всё равно. Мне важно, что говорят про меня мои близкие люди. Их немного, но они для меня авторитетны. Вокруг меня в последнее время так много людей, что, если я буду их всех слушать, то сойду с ума. Критики всегда много, как комплиментарной, так и в обратную сторону, поэтому я научилась в одно ухо впускать, в другое выпускать. Я сама про себя всё понимаю. И жёстко к себе отношусь.

Вы стали известны как исполнительница этномузыки. Потом шокировали всех — получили премию за лучший рок-альбом, обошли Диану Арбенину и Земфиру. Чем ещё удивите?

Сама себя должна удивить (смеётся). Для начала хотела бы вернуться к артистической деятельности, а то засиделась в красном кресле. Сейчас, слава Богу, поехали в гастрольный тур, и занимаюсь своим основным делом. И когда-нибудь, может, я займусь этим профессионально, например, педагогикой. Но пока во мне много сил, и я хочу быть концертирующим и действующим артистом. Это пока для меня намного важнее.

This entry was posted in Интервью Пелагея, События. Bookmark the permalink.