Михаил Бублик: «Обожаю мультики и поросят»

Mihail Bublik

Этот разговор с артистом мы записали в Греции на «Бархатном Шансоне».

Накануне Бублик дал сольный концерт, который прошел с большим успехом. Мы встретились с музыкантом днем, он уже пришел в себя после выступления и даже предложил прокатиться на электромобиле.

Сел за руль, а потом передумал: «Давайте, лучше прогуляемся, погода-то какая, а в Москве сейчас сыро и холодно».

— Михаил, как вам здесь, на «Бархатном Шансоне»?

— Хорошо. И поработал, и отдохнул. Ходил на грязи, обмазывал все тело черной жижей. Выглядел очень смешно. Зато после того, как все это смываешь, впечатление, что у тебя кожа младенца — бархатная. Говорят, что грязь здорово влияет на нервную систему, я ощутил это на себе. А еще обладает заживляющим действием, затягивает ранки…  У меня в Греции и удачный шоппинг состоялся: купил оливки, несколько литров масла, еще много чего… Короче, повезу в Москву запасы на год.

— Перевеса багажа не будет?

— Заплачу, если что, я достаточно зарабатываю (смеется).

— Мы посмотрели вашу сольную программу и принялись спорить, в каком жанре вы сегодня поете. Это ведь не шансон?

— Нельзя так сразу рубить с плеча. А кто тогда шансон — Успенская, Шуфутинский, Новиков? Но у них в творчестве есть эклектика, симбиоз… Сегодня не все, что крутит «Радио Шансон», является шансоном, и это правильная позиция. Сейчас наступила эпоха микса, смешения жанров. «Радио Шансон» занимает одно из ведущих мест, и если бы оно крутило одних и тех же артистов, не было бы той широкой аудитории слушателей. В эфире некоторых радиостанций звучит всего двести песен, и люди вынуждены слушать только эти композиции. Но им хочется познакомиться и с чем-то новым. «Радио Шансон» как раз удовлетворяет эти интересы полностью. На нашем сольном концерте мы по-честному играли откровенный рок, исполнили, может, одну балладу, но зрителям пришлось по вкусу. Главное, что это понравилось не только молодой публике, но и людям постарше. Поначалу за шансон принимали лишь блатные песни, которые крутили во всех маршрутках. Из-за этого и появился негативный налет у этого жанра. А потом началось более современное позиционирование. Но в итоге, к сожалению, вышло, как в известном анекдоте: «Изя, ты больше к нам не приходи. — Почему? — Вчера после тебя серебряная ложечка исчезла, нет, мы ее потом нашли, но осадок остался». Так вот осадок от того маргинального  «маршруточного» шансона еще есть, хотя и в этом жанре я ничего плохого не вижу.

— На концерте в Греции вы пели «Мы бандито-гангстерито» из мультфильма «Приключения капитана Врунгеля»…

— Обожаю эту песню с детства. Очень люблю мультики — и про Врунгеля, и «Остров сокровищ», и «Карлсона»… В советском фильме про Карлсона роль фрекен Бок блестяще озвучила Фаина Раневская… А сейчас я учу английский и смотрю нашего «Карлсона» в переводе — там все ближе к книге.

— Это вы после концертов так расслабляетесь — просматривая мультики? Мы оценили, насколько энергетически вы затрачиваетесь…

— После концертов я просто выдыхаю. Вот сейчас хочу заглянуть в магазин. Клево походить, рассмотреть вещички, но не покупать без надобности. А вообще, я умею полностью переключаться и о том, что делал вчера на сцене, даже не вспоминаю. Для меня это пройденный этап, его уже в моей жизни нет и не будет. Хотя вчера волновался целый день, думал о том, что сказать зрителю, старался молчать и сохранять спокойствие. Необходимо было уравновесить  дыхание…

— В вашем образе есть что-то от Есенина: драйв, светлые кудри, жилетки…

—  Приятно это слышать. Хотя, честно говоря, мне до этого великого поэта очень далеко. Вот Александр Яковлевич Розенбаум ближе к Есенину  — по темпераменту. Он ведь по образу немножко бандос, а я — нет. Есенину подраться было необходимо — чтобы кого-то защитить. Но, в то же время, он был и необыкновенным романтиком. Мне кажется, Александр Розенбаум — такой же. …

Михаил Бублик входит в магазинчик. Просматривает ряды с футболками, берет в руки одну: — Девяносто евро! Что они с ума посходили?! Я люблю красивую одежду, но такого у меня вагон и маленькая тележка. Это не может стоить таких денег! Вот я ботинки в Милане купил (выставляет ногу) — в центре города. За такое качество очень недорого заплатил. Я с ними не расстаюсь — удобны и красивы. Если мне нравится какая-то вещь, занашиваю ее до дыр. А вот такие шорты не могут столько стоить! О, жилетки! (Михаил тянется к одной из них, затем и примеряет — Прим. ред.). Кстати, неплохая, мне идет. В коллекции от Армани есть бесподобные экземпляры… Отдел шляп вызывает у Бублика восторг, он примеряет одну, другую, но чувствует себя некомфортно, хотя в гардеробе у Михаила немало шляп.

— А что вы больше любите — дарить или получать подарки?

— И дарить, и получать. Правда, никогда не хватает времени, чтобы добросовестно выбрать кому-то подарок. А вот мне недавно презентовали куклу — точь-в-точь я с микрофоном… Оригинальный знак внимания! …Михаил видит банданы и переключается на них

— В детстве очень любил банданы. Увлекался роком, слушал группу «Нирвана», «Чижа», много чего еще… А сегодня нравится творчество Игоря Григорьева. — Сейчас на Первом канале вы поете чистый шансон в шоу «Три аккорда», к тому же чужие композиции…

— Признаюсь, после первой съемки хотел уйти, не люблю перепевать чужие песни. Одно дело — в компании близких, а другое — на сцене… Но привыкаю, хотя трудно совмещать съемки с гастролями. Некоторые песни предлагаю сам, как например, «Дождь» Шевчука, но мне не идут навстречу, говорят, что это не шансон. Продюсеры понимают, что интерес к шансону у людей велик и не разрешают разбавлять жанр. Вот на песню  «Мы бандито» из «Врунгеля» еле их раскрутил, в одном из выпусков «Трех аккордов» спою.

— А как вам вообще работа на телевидении?

— Нормально. Но многие считают, что в «Трех аккордах» я… как бы выразиться понятней… не пришей к чему-то рукав. Клоун, или нет, скорее некая альтернатива. Там есть прекрасный Давидян, потрясающая Спиридонова — люди с чудесным вокалом…

— Зато у вас харизма, драматургия номеров

— Это правда. Ведь шансон — это не столько вокал, это музыка, которую нельзя петь с пустыми глазами. Это песня, которая должна литься отсюда (показывает на сердце — Прим. ред.) — от души. Послушайте Аркадия Северного. У него, может, и мало чистых нот, но есть настроение, драйв, характер… Несмотря на некую заунывность «Девочки в платье из ситца» и «Поручика Голицына», видно, что человек понимает, о чем поет. Мне кажется, что на проекте именно этого и не хватает. Поэтому «Поручик Голицын» в исполнении Харатьяна произвел эффект разорвавшейся бомбы на этой программе, хотя Дмитрий практически прошептал песню. Лично я боялся, что исполнение Харатьяна будет похоже на манеру Малинина, в которой много мишуры. А Харатьян сделал все тонко и в финале произнес: «Зачем нам, поручик, другая страна?…». Заменил слово «земля» на «страну», и тем самым сделал песню актуальной.

— Для вас важен политический подтекст в творчестве?

— Нет, я считаю, что артист — аполитичная фигура, человек мира. Он совершенно не должен быть в политике и говорить о ней. Разбираться в этом обязан политик, имеющий опыт и обладающий подобным складом ума. Я в этом ничего не смыслю, тем более там все запутано. Поэтому и не высказываюсь, и раздражаюсь, когда захожу в социальные сети, заполненные одной политикой. Все разом стали такими специалистами!

— Поэтому вы и объявили бойкот социальным сетям?

— Не тотальный, конечно (смеется). Если будет желание чем-то поделиться, я поделюсь, но инстаграмить, чтобы просто напомнить о себе, не хочу и писать о том, в чем не разбираюсь, не буду. И выставлять свою личную жизнь не стану, на то она и личная.

— Вам уютно в сегодняшнем времени?

— Безусловно, как и у всех, есть какие-то жизненные нюансы, которые хочется изменить. Но так устроена жизнь. Всегда что-то не будет нас устраивать, это нормально. …Подходим к лужайке с симпатичными скульптурами животных и птиц. Михаил бежит к оранжевой свинье и садится на нее: «Поехали!»

— Животных любите?

— Обожаю поросят, я рос в селе, любил их кормить в детстве. Выкапывал кормовой буряк, клал его на деревянную доску и рубил острым топором, а потом давал свиньям. Необыкновенное удовольствие наблюдать за тем, с каким аппетитом они все это жрут, при этом похрюкивая и совершенно не заботясь о том, как выглядят со стороны. Им хочется есть, они удовлетворяют свой животный инстинкт — и в этом такая органика! В то время  не было айфонов и айпадов, а то обязательно сфотографировал бы… А еще люблю собак. Страшно хочу лабрадора. Но завести не могу, часто уезжаю — некому будет ухаживать.

— Миша, создается впечатление, что в душе вы по-прежнему ребенок.

— Надо хотя бы пытаться оставаться ребенком. Как только человек взрослеет, он сразу начинает думать о проблемах, о том, как устранять их. А дети всегда легки. Очень расстроюсь, если у меня эта легкость исчезнет. Хотя, знаю, рано или поздно она улетучится, я стану спокойным, уравновешенным. Вот бы остаться ребенком в творчестве, а в жизни повзрослеть! Ведь есть проблемы, которые необходимо решать: твой коллектив, люди, бухгалтерия… Тут надо становится серьезным мужиком. Но большую часть своей жизни я пытаюсь проводить в образе ребенка. Уверен, это правильный подход.

 

This entry was posted in Интервью Михаил Бублик. Bookmark the permalink.