Ирина Круг: «Со мной можно идти в разведку!»

Irina krug 1

Чем бы сейчас не занималась Ирина Круг, все ее мысли об одном — сыне Андрее, которого певица чуть больше месяца назад, 25 сентября. И хотя Андрей — уже третий ребенок Круг, такое впечатление, будто мамой она стала впервые. «Вы правы, есть такое ощущение», — сказала, улыбаясь, Ирина во время нашей беседы.

— Почему вам так кажется?

— Понимаете, мой первый брак был, скажем так, пробным  шагом. Я тогда была девчонкой девятнадцати лет. Во втором же, с Михаилом, мы мало что успели. Толком-то вместе и не пожили… (Задумывается) Настоящее ощущение семейной жизни ко мне пришло лишь тогда, когда несколько лет назад в моей жизни появился Сергей, мы поженились и вот родили Андрюшу.

— Как бы то ни было, теперь вы, Ирина, — мать-героиня!

— Ну да, многодетная мама! (Смеется) Хотя, если честно, не ждала, не гадала. Но вот послал мне Боженька еще ребеночка. Что и говорить, я очень счастлива — большая семья это так здорово!

— Животные, к слову, в доме тоже имеются?

— А как же, два лабрадора!

— Есть ли у вас свои рецепты воспитания детей?

— Уверена, по сути, он один: детей надо любить. Лишь любовью, теплотой в них можно пробудить добро. Знаете, мне кажется, что сейчас детям живется куда сложнее, чем когда-то нам. Тогда было другое время, нам многого не хватало, даже порой элементарного — еды, одежды, но мы, тем не менее, были добрее нынешнего поколения. Мы ходили в одинаковых куртках, но помогали друг другу. Потому что в обществе была мораль. Сейчас же у детей столько всяких соблазнов, искушений… Конечно, им не просто. Но если мы хотим, чтобы наши дети выросли настоящими людьми, в них надо воспитывать добро. Я хочу, чтобы такие понятия, как сострадание, милосердие были знакомы  моим детям. Чтобы они, если есть возможность, всегда могли протянуть кому-то руку помощи.

— Дети от предыдущих браков живут сегодня вместе с вами?

— Да. Дочка Марина уже взрослая, ей восемнадцать лет. Она заканчивает экономический колледж.  Сыну Александру — одиннадцать. Пока он ходит в обычную школу, но на будущий год мы собираемся определить его в кадетскую. Очень хотим, но переживаем — у Саши  поведение, как говорится, хромает. Надеемся, в строгом кадетском корпусе ему подтянут дисциплину. Парень-то он отличный, умный, хорошо учится, участвует в разных олимпиадах. Например, математических. Для меня это — полна неожиданность. Даже не знаю в кого пошел Александр. По крайней мере, ни у меня, ни у Михаила пристрастия к математике точно не было. Одно время Саша был весьма увлечен хоккеем. Занимался им сначала в Челябинске, пока находился там у моей мамы. Когда же они оба переехали ко мне в Москву, Саша перешел в ЦСКА. Но в один момент отчего-то резко охладел к хоккею. Не знаю, может, надо было настоять, чтобы он  все-таки не бросал спорт?

— Возможно, призвание Александра — петь, как его легендарный отец?

— На все воля Божья. Во всяком случае, если он захочет петь, исполнять Мишины песни, я возражать не буду.

— Может, вообще придет день, когда вы с сыном вместе выйдете на сцену?

— Я к тому времени, наверное, уже уйду со сцены! (Смеется) Верите, у меня достаточно часто бывает так: я то с радостью выхожу на сцену, то думаю, может, пора остановится? Я ведь не с детства этим занималась. Вообще никогда не думала петь. Все случилось, когда вдруг не стало Михаила … Конечно, люди обсуждают меня, шушукаются за моей спиной: мол, вокала нет и так далее. Меня это ранит. Люди таким образом делают мне больно. Ведь я постоянно тружусь над собой. Я себя долго искала. Хотя с самого первого выхода на сцену понимала, что ни в коем случае никогда не буду пытаться петь, как Миша. А буду делать свое, исполнять собственные песни… Меня сильно подбодрила великая Наталья Зиновьевна Андрианова — замечательный преподаватель по вокалу из Генисинки, через которую прошла практически вся наша эстрада. Она мне как-то сказала: «Ирочка, у тебя есть душа. Это — самое главное. Пой всегда своей чудесной душой. Больше тебе ничего не надо!».

Irina krug

— Ирина, может быть, ваша душа такая чудесная, потому, что вы немало пережили в жизни. Чего стоит лишь убийство мужа — Михаила Круга…

— Это было страшное потрясение. И такое горе свалилось на меня в двадцать шесть лет. Мне было очень тяжело психологически, на руках был совсем еще маленький сын Саша… Да, могу признаться, мне есть, чем поделиться со своими зрителями. И я счастлива, что они это чувствуют. Понимают меня, любят и всегда от сердца поддерживают.

— Кстати, ведь шансон столь популярен в России именно потому, что это песни, которые исполняются от души.

— Абсолютно с вами согласна.

— Любопытно, во время своих выступлений вы общаетесь с публикой?

— В общем-то, я не сторонник много говорить. Ведь я выхожу на сцену, чтобы петь. Но если кто-то что спросит — безусловно, отвечу, пошучу…

— Я спросил это вот к чему — хочу узнать, часто ли вас спрашивают о Михаиле Круге?

— Нет. Но, знаете, когда я пою одну из последних песен Михаила «Тебе, моя последняя любовь», зал встает. Ну, разве нужны тут еще какие-то вопросы? Это очень трогательно. У меня в этот момент всегда мурашки по коже… Сколько лет прошло, а люди по-прежнему относятся к Мише с уважением и  любовью. Признаюсь, я всегда говорю: как бы ни сложилась моя жизнь, как бы в ней все ни устроилось, Мишу я  буду помнить всегда. Забыть его невозможно.

— Недавно вышел ваш очередной диск, седьмой по счету…

— Да, для меня это такое событие! Рада, что успела его завершить. Было очень сложно. Ведь многие песни я записывала в студии, будучи на восьмом месяце беременности. Так и говорила постоянно: закончу альбом и пойду рожать сына! Во время работы над альбомом у меня был какой-то сверхъестественный эмоциональный подъем. Меня охватывали такие приятные чувства… Я столько раз плакала от счастья, находясь в студии. Ребята в конце даже шутили: «Альбом надо было назвать по-другому».

— Как?

— «Беременная Ирина Круг»!

— Но вы назвали свой новый диск «Шанель. Это ваши любимые духи?

— Нет. Скажу больше: название это никак не связано с рекламой известного модного дома. Просто одна из моих любимых песен на диске называется «Выдумки в летнем саду». Второе ее название — «Шанель».

— А есть ли у вас любимый запах, не обязательно парфюмерный?

— Какой-нибудь сладкий. Быть может, шоколад. Я его люблю… — Проблемы лишнего веса вас, стало быть, не беспокоят?

— Как это?! Все ведь зависит от режима питания. Я, к примеру, напрочь исключила из своего рациона майонез, все жирное, жареное… При этом кроме рыбы и курицы с удовольствием ем и мясо, но только в отварном или тушеном виде.

— Сами, кстати, готовите?

— Если есть время — очень люблю. Во время приготовления еды, я отдыхаю. Все делаю быстро. И первое, и второе, и блинов могу напечь… (Улыбается) Вообще, я чрезвычайно активная. В руках у меня все горит, все кипит. Поверьте, я ничего не преувеличиваю. Можете спросить об этом у моих родственников, друзей… Еще люблю, когда в доме порядок. У нас всегда везде чисто.

— Есть ли у вас любимые цветы?

— Я хорошо отношусь ко всем цветам. Но самые любимые – розы. Все: и красные, и алые, и белые… Сергей знает об этом, и всегда дарит мне их.

— Любимая музыка? Имею в виду ту, что слушаете в свое свободное время.

— Либо так называемый «релакс» — успокаивающая музыка, либо классика.

— А что вообще предпочитаете делать в часы досуга?

— Честно? Валяться с компьютером! (Смеется) Что-то почитать там, посмотреть — новости, какой-нибудь фильм, концерты других артистов, почту, наконец. Причем, чтобы отдохнуть, мне достаточно посидеть с компьютером минут пятнадцать.

— Шопинг?

— Это не про меня. Мании в отношении вещей у меня определенно нет. Но так, походить по магазинчикам люблю. Детям что-то привезти. Поверьте, я не транжира, знаю, как трудно зарабатываются деньги.

— По заграницам путешествуете?

— Да, особенно, например, мне нравится Таиланд. Вообще во время путешествий люблю уехать куда-нибудь подальше.

— У вас есть подруги?

— Да, в Челябинске, где я родилась, в Твери… Мы созваниваемся, общаемся, они ко мне нередко приезжают.

— Что вы цените в других людях?

— Искренность, честность, открытость, надежность. Не люблю, когда юлят: при встрече говорят одно, а за глаза — совсем другое. Трепачей терпеть не могу. Тех, кто много и не по делу болтает. Сама я — кремень. Со мной смело можно идти в разведку!

— Ирина, не могу не спросить вас о сериале «Легенды о Круге», что с таким успехом прошел летом на Первом канале. Смотрели?

— Смотрела, переживала.

— Понравился?

— Мне сложно судить. Что-то понравилось, что-то нет. Где-то хорошо, где-то переборщили. Однозначно понравился актер, который сыграл Мишу. К нему вообще нет никаких претензий. Мы, родственники анализируем все по-другому. Смотрим, например, и говорим: «Нет, Миша был не такой… Здесь он точно поступил бы иначе». Конечно, в картине много художественного вымысла.

— А как сыграли вас?

— Я не такая! Мне кажется, я поскромнее. (Смеется) Кстати, актриса, что сыграла меня, звонила мне, очень переживала, хотела со мной познакомиться. Но, к сожалению, не получилось, я была занята. Словом, несмотря на какие-то шероховатости, в целом все здорово. Сколько Мишиных песен прозвучало в сериале! Я рада, что Первый канал сделал о нем такой фильм. Для меня главное, что Мишу любят, помнят.

— Ира, вы о чем-нибудь жалеете?

— Знаете, я очень часто прокручиваю свою жизнь, все события, происходившие в ней, свои браки… И задаю себе вопрос: хотела бы я хоть что-то в ней изменить? Да, одно-единственное: хотела бы, чтобы Миша был живой. Он был так нужен нашей семье, так нужен был людям.

This entry was posted in Интервью Ирина Круг. Bookmark the permalink.