Интервью с Григорием Лепсом: «У меня есть все, что нужно»

Интервью Григорий Лепс – оригинальный и удивительный человек. Он равнодушен к светской жизни и сплетням. Не любит певиц, которые выходят на сцену в трусах. Свое творчество не считает шансоном. И уверен, что обладает всем необходимым для счастья.

— Вы бываете в караоке-барах?

— Недавно заходил в один, с друзьями поздороваться. Они попросили спеть, и я ограничился одной песней.

grigorii leps

— Вы спокойно перемещаетесь по Москве или поклонники проходу не дают?

— Да, хожу спокойно и по Москве, и по другим городам. Как правило, меня никто не дергает и не бежит следом. На Рублевке иногда машины останавливаются, и люди спрашивают, не сломалась ли моя машина и, может, подвезти куда нужно. Но я благодарю и отвечаю, что просто гуляю. Кстати, мне нравятся пешие прогулки, да и врачи посоветовали больше ходить.

 

— У вас есть свой режим?

— Есть, и даже специальные упражнения, чтобы поддерживать форму. Но выдерживать режим постоянно мне не удается.

 

— В вашем райдере есть обязательные условия?

— Да, например, чтобы на каждом концерте был врач-фониатр. Но иногда и он не в силах помочь. Тогда я плачу неустойку и иду в отпуск. Хорошо, что такое случается редко.

 

— Почему вы не появляетесь на тусовках?

— У меня и без того много забот. Да и не люблю я эти тусовки. Мне не интересна ни мода, ни подробности интимной жизни других людей. У меня есть семья, работа и коллектив – это все, что мне нужно.

 

— К какому музыкальному жанру вы относите свое творчество?

— Четкого определения у меня нет. Это сочетание эстрадной песни, иногда с элементами хард-кора, иногда с элементами бардовской песни. Но это точно не шансон. Я даже не знаю, что они подразумевают под этим словом. Но если они хотят причислять меня к шансону, пусть будет так.

 

— Что, по-вашему, отсутствие вкуса в творчестве?

— Это может быть и исполнение, и плохие аранжировки, и ужасное поведение артиста на сцене, и даже его одежда. Я, например, не понимаю, когда наши певицы выходят на сцену в трусах. Почему? Из-за красивых ног? Так их сейчас полно! Думаю, они и сами не осознают, что в этот момент безвкусны.

 

— У вас жена и трое дочерей. Не тяжело жить в женском царстве?

— У нас в семье все просто. Я говорю один раз и просьбы конкретизирую. Пока все хорошо и, в основном, у меня нет претензий ни к кому из дочерей. Посмотрим, как дальше сложится.

 

— Вы очень часто на гастролях. Как решили эту проблему с детьми?

— Дети скучают по мне, а я по ним. Но жена их успокаивает и все объясняет. Моя супруга — прекрасный человек, ответственно относится к семье, дому, все на ее плечах. А я живу, как в раю, только зарабатываю деньги.

 

— Вы уже несколько лет коллекционируете иконы…

— Да, у меня их больше сотни. За одну даже отдал свою машину. Есть икона 15 века, которую долго пытался купить, но в итоге получил ее в подарок. Есть и безумно дорогие. К примеру, вот это икона когда-то принадлежала Романовым.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«Я не такой гибкий, как моя политическая позиция»: интервью с Иваном Ургантом

Самый популярный шоумен страны Иван Ургант не верит в продуктивность позы собаки мордой вниз, испытывает неловкость, когда его заворачивают, как индейку в бекон, но любит тех, кто вьет из него веревки.

Иван Ургант, который восемь раз вел церемонию «Женщина года» Glamour, встретился с Ольгой Шелест в своем родном Петербурге.

Ну, рассказывай, как живется самому любимому ведущему страны?

Вот, Ольга, умеешь ты аппетит испортить! Нет такой величины – «самый любимый ведущий». Есть самый популярный президент. И это пока не я. А вон за тем столиком не за тебя ли бокалы поднимают?

 

Ну что ты! Это же петербуржцы — им все равно, за кого пить. Рейтинги говорят об обратном – у тебя нет конкурентов.

Меня это подстегивает. Ты должен соответствовать этим рейтингам, хотя я в них не верю. Вот профессиональные награды – другое дело.

 

И сколько у тебя премий ТЭФИ?

Самая запоминающаяся награда – конечно, первая: за «Цирк со звездами» в 2007. Я жутко волновался, когда вел его. Еще были три статуэтки за «Прожекторперисхилтон». А самый незаслуженный «Орфей» (так называется приз ТЭФИ. – Прим. Glamour) – за Евровидение.

 

Почему?

Единственная задача, с которой я должен был справиться, – произнести без акцента названия восточноевропейских стран: Чехия, Словакия, Черногория.

Я очень люблю творить, созидать. Глядишь,  и завоюю какой-нибудь памятник вместо этого дурацкого Медного всадника.

Поздравляю тебя с последней премией ТЭФИ – за «Вечернего Урганта»! Ты еще не устал от него? Не превратился ли он в обыденность?

Когда мы только начинали, я не верил, что наше ток-шоу сможет выходить каждый день на протяжении длительного периода. Но мы все еще находим силы выдумывать что-то новое – гостей, события и даже места. Научились мигрировать с шоу по городам – переезжали в Сочи на Олимпиаду и в Санкт-Петербург на время белых ночей.

 

Были гости в программе, которые заставили тебя изрядно понервничать?

Я ужасно волновался, когда приходила Алиса Бруновна Фрейндлих. А получился замечательный эфир, в котором любимая миллионами актриса показала, как она молода, красива, элегантна и талантлива.

 

Мне показалось, ты заметно робел перед Робертом Де Ниро.

Де Ниро был первым жирным гусем, который залетел к нам на огонек из-за океана. Конечно, я нервничал, но потом меня успокоило то, что он ведет себя так на всех интервью.

 

Что-то бубнит и не смотрит на ведущего?

Да! Видела его в гостях у Дэвида Леттермана? Ну и ладно! Перед зрителями сидит живой Де Ниро и что-то рассказывает. И не важно, куда он смотрит.

 

Не могу не спросить про Брэда Питта. Какой он вблизи? Не зря его любит самая красивая женщина в мире?

Перед встречей меня некоторые предупреждали, что он парень недалекий, простой, зато без двойного дна и фиги в кармане. А Питт оказался большим профессионалом, так что его место на голливудском олимпе закономерно.

 

Не слышу трепета в голосе. Он же кумир миллионов!

Красавец-мужчина! Меня больше впечатлил Майкл Фассбендер. Он был открытым, веселым, готовым на разные глупости. Этим он подкупил всю нашу съемочную группу, ведь участие в подобных шоу – тоже часть актерской профессии.

 

Ты также снимаешься в кино. Что мы увидим в ближайшее время?

В ближайшее время вы увидите много фильмов, и все они будут без меня. Ждем декабря.

 

Опять «Елки»?

Не «Елки», а «Елки 1914»! Исторический фильм о том, что было сто лет назад – когда широко праздновали Рождество, а не Новый год. Я играю тонкого, интеллигентного человека из Санкт-Петербурга.

 

Ты хотел сказать, тунеядца и бездельника?

Да, особой профессии у моего героя нет. Просто гражданин, живущий накануне глобальных перемен в мире.

Ты ведь знаешь, что девушки выбирают себе спутников жизни по образу отца. Не боишься оставить своих дочерей без женихов, так задрав планку?

Подожди, одной шесть лет, другой тринадцать — я не могу сейчас думать про их женихов. Но хотелось бы, чтобы это были…

 

Тонкие, интеллигентные люди?

Да! Степень красоты и ума я оставляю на усмотрение дочерей. Их выбор и будет ответом на вопрос, хорошо ли я их воспитал. «Плюй сам на себя!» – крикну я себе, увидев бородатого мужика с багром в прихожей.

Долгие годы, о чем свидетельствуют мешки под глазами, появившиеся классе в третьем, я был совой. А потом понял, что надо рано вставать.

Ты строгий отец?

Я не строгий, я недостаточно внимательный, но трепетный. Мне сложно воспитывать детей, которых я так люблю. В общем, думаю, будут они из меня веревки вить.

 

А по-моему, уже.

Видишь, а я и не замечаю. Я сентиментальный: увижу, как дочка бежит навстречу, и глаза на мокром месте.

 

А какой ты муж?

Тоже трепетный и сентиментальный, любящий. А вообще это не у меня спрашивать нужно.

 

Тебе дома позволяют так же много шутить, как на работе?

Я же не живу с женщинами, которые сидят в углу в черных одеждах и ткут ковры. У меня веселые девки скачут по дому – спрятаться бы иногда куда-нибудь от них и от их шуток…

 

Тебе исполнилось тридцать пять, и перед тобой выстроились в ряд все страхи мужчины средних лет: седина, боль в пояснице, залысины, морщины. Твои действия?

Ну, во-первых, я стараюсь выбирать себе друзей с хорошей памятью. Оля, мне исполнилось тридцать шесть.

 

То есть ситуация с возрастом еще серьезнее.

Конечно, мы не молодеем в этой ухудшающейся экологии. Но есть вещи, которые я делаю давно, и они работают. Ты, правда, более последовательна: взяла и сказала «нет» баранине!

 

А чему сказал «нет» ты?

Я утешаю себя мыслью, что все, что я делаю, отсрочит неминуемую гибель. Самое важное – спать. Желательно спать с человеком. Пораньше ложиться, пораньше вставать. Я полюбил ходить пешком, пить чай и кофе без сахара. Не бог весть какой подвиг, конечно, и наверняка в странах, производящих тростниковый сахар, мое имя в черных списках, но мне кажется, что это неплохо. Еще я много лет обливаюсь холодной водой.

Врешь! И где ты это делаешь? Я думаю, многие бы посмотрели…

На то, как я становлюсь меньше? На самом деле я не обливаюсь, а просто стою под ледяной водой секунд сорок. Ну вру, может три секунды. Но нет ничего лучше с утра, чем почувствовать себя молодым крепким метисом. А через год-два планирую погружаться в прорубь. Велосипед помогает мне в движении. Йога. Я, конечно, еще не такой гибкий, как моя политическая позиция, но работаю над этим. Тут главное регулярность, а не интенсивность. Вот с этим у меня проблема. А то, бывает, захожу в спортзал раз в год, поднимаю штангу 300 кг, а потом полгода лечу межпозвоночную грыжу.

 

А в спа ходишь?

Знаешь, я пока еще испытываю неловкость, когда меня заворачивают, как индейку в бекон. Повторюсь, мне кажется, что ключ к хорошему самочувствию в режиме, когда ты встаешь и ложишься в одно и то же время, и в полезных продуктах. Поверь, кататься три недели по городу с девками, куролесить, выпивать, танцевать с цыганами, жрать голландские колеса, а потом ехать в Тибет и становиться в позу собаки мордой вниз – это не работает.

Ты чувствуешь потолок в собственной реализации?

Этот потолок можно почувствовать и когда ты ведешь «Бодрое утро» на MTV, ты молодая, красивая, а твой муж – продюсер твоих программ. Но ты говоришь: буду двигаться дальше – и приглашаешь на свое место простого питерского паренька Ваню, как сделала в свое время ты. Потолки бывают разные, но я как житель Петербурга всегда любил высокие.

This entry was posted in Интервью Григорий Лепс, События. Bookmark the permalink.