Владимир Шахрин: «Я пою, даже когда ем»

«Чайф» в Благовещенске отметил свой 30-й день рождения. Накануне на сцене Общественно-культурного центра уральские рокеры дали концерт в рамках юбилейного тура. Перед выступлением лидер группы Владимир Шахрин дал «Амурской правде» интервью. Музыкант поделился, что Благовещенск встретил хорошо, хотя «есть причины быть сегодня не совсем беззаботно радостным». «Но все неплохо», — не растерял оранжевого настроения Владимир Шахрин. В интервью журналистам АП он рассказал о том, почему не может пройти мимо автохама, как внес лепту в обучение уральских школьников, и  почему лучше молчать, чем говорить.
— Судя по вашим интервью, вы очень небезразличный человек: то с автохамами боретесь, то спасаете культурные ценности. Зачем вам это надо?

— Есть две причины, по которым я берусь это делать. Первая — потому что я не могу этого не делать.

— Потому что вы известный человек, или потому что вас в детстве правильно воспитали?

— Я думаю, что делал бы это, даже если не был известным человеком. Мне внутренний голос говорит, что нужно делать.

Вторая причина — именно из-за того, что я известный, есть понимание, что могу достичь результата. Условно говоря, у нас в городе было очень красивое панно, на торце пятиэтажного дома. Очень известное панно с временами года художника Махотина. Я всю жизнь прожил, было это панно. И вдруг его закрыли рекламой. Год висит, полтора — и я понимаю, что нас всех обокрали. Это наше, и вдруг кто-то его закрыл и зарабатывает деньги рекламой. Был такой скандал! В это время там висела реклама, на которой была Вера Брежнева. Говорили: «Шахрин против Веры Брежневой». Меня подмышки Веры Брежневой вообще не волнуют: там была реклама какого-то дезодоранта. Я хотел, чтобы городу вернули панно. Я пошел в прокуратуру, просто пришел и спросил: «Это законно?»  Через три дня сняли, через несколько недель демонтировали конструкции. Третий год в городе снова есть это панно. Наверное, если бы пришел другой человек, он ничего бы не добился, по кабинетам походил и надоело бы.

С теми же парковками… Я не бегаю по городу. У меня рядом с домом есть два пандуса: съезды для мамочек с колясками и инвалидов. Напротив этих пандусов ставят машины. Может быть, они не замечают, думают, что никому не мешают. Мне хотелось просто подать им сигнал. Я сделал маленькие оранжевые таблички: «Я реальное парковочное хамло». Ходил и приклеивал. Год где-то клеил. Поняли люди, что сюда ставить машины не надо.

— Шахрин всегда работает на результат?

— Когда я влезаю в какие-то конфликтные ситуации, я понимаю, что могу достичь результата. Когда я понимаю, что не могу, не влезаю. Люди, которые борются за старый город, пишут мне письма и каждую неделю зовут меня на разные митинги. Но я не каждый раз туда выхожу.

— Вы собираетесь приступить к съемке документальных фильмов об истории Урала…

— Я снял один фильм, ну не я, мы втроем…

— Как пришла эта идея, почему решили обратиться к этому материалу?

— Первый фильм появился… У нас есть фестиваль «Старый новый рок», который мы делаем, в этом году мы придумали сделать мотопробег, собрать наших байкеров, проехать по так называемому изумрудному кольцу Урала, по знаковым местам Свердловской области. Байкеры это с удовольствием подхватили. Поехали, в маленьких городочках играли концерты. Мы поехали смотреть эти города. Я понял, что мне это интересно, там такие люди прекрасные, они так рассказывают, и что я так очень поверхностно знаю историю своего края, в котором живу всю свою жизнь. Мы сняли первый фильм, который так и называется «Байки земли Уральской». Слово «байки» от байкеров. 30-минутный фильм получился хорошим простым языком. По крайней мере, я знаю, что у нас во всех школах Свердловской области его показывают как учебное пособие на уроках. Ребятам понятно на том языке, на котором я рассказываю. Им хочется туда поехать.

Главная задача была в том, чтобы людям захотелось поехать и посмотреть. Когда мы это делали, мы, например, нашли прекрасный сельский музей. Там есть роскошный человек директор музея, экскурсовод. У него уральский говор, мужицкий уральский юмор. Он нас всех сразу закатал ниже плинтуса с нашими знаниями. Но это так не обидно, ты понимаешь, что ты на самом деле никто и звать тебя никак, приехал тут артист!

Мы сняли еще один фильм, но не смонтировали, к сожалению: средства закончились. Он о деревенском быте, о том, что было 200 лет назад, как жила уральская деревня.

— Вы смотрите телевизор, наверняка следите за последними событиями у наших соседей. Очень многие известные люди открылись с неожиданной стороны, порой неприятно удивив. Для вас в связи с последними событиями не было таких неприятных открытий?

— Конечно, эти события прошлись такой разделительной полосой по друзьям, по семьям, по государствам, национальностям. Проехались. Мне проще, я не общаюсь, не сижу ни в каких Сетях. Нигде не зарегистрирован. В основном там происходят все скандалы. Никто никому ничего не может доказать. С теми людьми, с которыми я общаюсь — вот когда общаешься, ты можешь иметь даже радикально разные точки зрения, но каждый может аргументировать, выслушать, — я честно говорю, что ни с кем не рассорился. Хотя со многими своими знакомыми я не согласен по некоторым позициям. Я не высказываю вслух свою позицию.

— А люди культуры?

— Это их право высказывать — не высказывать, быть правым — быть не правым. На это есть свобода. Мы за это и боролись, чтобы каждый имел право свою мысль высказывать. Я считаю, что в данной ситуации я лучше промолчу, от этого будет гораздо больше пользы, если в этот костер не подброшу дровишек.

— Мы сегодня услышали такую фразу относительно вас: «Для Шахрина что петь, что говорить — одинаково». А что петь, что жить — одинаково?

— Я все время пою, чего-то мычу под нос. Мне даже жена говорит: «Ты понимаешь, что ты, даже когда ешь, что-то поешь?!» Это так и есть!

This entry was posted in Интервью Владимир Шахрин, События. Bookmark the permalink.